Блог со словами, которые ободряют.
Для тех, кого интересуют принципы, меняющие жизнь к лучшему. Основано на Слове Божьем. 

Узнай много нового о Священном Писании

Узнай много нового о Священном Писании


Творение и грехопадение. Часть 2. Эссе Ильи Стогова из серии “Страсти Христовы”

1796
  1. Творение и грехопадение

Каждый человек нуждается в том, чтобы его любили. Но только христиане знают: их жажда утолена. Они – люби­мые дети. Их любит Тот, прекрасней Которого нет.

На самом деле поверить в Бога несложно. В Бога верят практически все – разница лишь в том, что это за бог. Даже упертые атеисты считают, что существует «Цель жизни»… или, например, «Высший смысл»… остальные (неупертые) соглас­ны: «что-то такое» наверняка есть.

Человек так устроен, что просто не в состоянии не верить. Вот животные, они да – животные не верят ни во что.

Другое дело, что большинство людей приписывают Богу то, чего в Нем нет. Считают Его тем, кем Он не является. Гово­рят о Нем неправду. А как именно могла бы выглядеть прав­да, я попытаюсь сказать в этой главе.

120106214823282157_f34_0

1

Наш мир создан Богом. Нет ничего, что су­ществовало бы «само по себе». По отношению к каждому из нас Бог является Создателем, Это — первая из истин моей веры.

Все, что мы видим вокруг (и все, чего мы не можем видеть), — от молекулы до галактики, от утреннего троллейбуса, везущего нас на работу, до Страшного суда, — все существует  не просто так. Все появилось потому, что Бог  не поленился это создать. Бог сотворил мир, и это единственная причина, по которой все существует.

Мира не было, а потом он появился. Если хорошенько над этим подумать, то можно сделать вывод: Бог, в которого верят христиане, это очень деятельный Бог. Рядом с Ним даже самый и энергичный из людей ленив до неподвижности. Бог не просто есть — Он действует. Без пауз. И нет в сотворенном Им мире силы, способной по мешать Богу сделать так, как Он хочет.

Библия говорит, что Бог создал мир из ничего. Словно в абсолютной тишине Бог вдруг запел прекрасную мелодию. Или рассказал прекрасную историю, герои которой — все мы.

Мир появился из «ничто». Никакой необхо­димости в том, чтобы он появился, не было. Вы, я, все на свете, молекулы, галактики, троллей­бусы — ничего этого могло бы и не быть. И Бо­гу от этого не стало бы хуже.

Но мы появились…

И тут есть один нюанс. Разговоры о том, как Бог создал мир, — простейший пример ничего не значащей болтовни. Поумничать за чашечкой кофею на тему, а вот что бы было, если… и могло бы этого не быть… и возможно ли для Бога создать «другой» мир… а потом ра­зойтись с сознанием собственной умности, — вот обычно что такое разговоры о том, как Бог создал мир.

Я не стану говорить о том, КАК это было. Очень многое здесь мне непонятно, а еще больше здесь такого, что просто не может быть понято.

Создание нашего мира — это тайна. Уче­ные могут пояснить отдельные детали. Книги по физике и астрономии расскажут вам о теорииях, которые сделали очертания тайны чуть более конкретными. Но сам процесс как был миной, так тайной и останется.

Зато мне есть что сказать насчет того, ЗАЧЕМ Бог сотворил мир. Ответ здесь прост: Бог создал мир потому, что захотел его создать. Потому, что у Него было столько люб­ви, что Бог решил поделиться ею с кем-то еще.

big-04 (1)

2

Можно представлять Бога так, как в советскихи учебниках описывалась Природа. Как огромную мясорубку… Как плавильную печь вселенского масштаба… Люди, которые впервые задумываются о религии, так обычно Его и представляют.

Пред глазами мелькают величественные и грозные картины: миллиарды жизней возникли и окончились смертью… тела людей и животны х разложились на перегной, а потом стали травой… траву съела корова, корову съели мы, а потом мы снова стали травой, и так без конца…

Гигантский, всеобъемлющий водоворот… И Некто… (вернее, «Нечто»), глядящий на все это с заоблачных высот. Величественная и аб­солютно безжизненная картина… Рад отме­тить, что никакого отношения к реальности она не имеет. Бог, в Которого верят христиане, со­творил не мертвый Космос и не бессердечный дарвиновский полигон, на котором выжива­ет сильнейший. Творя мир, Бог строил дом для Своих детей.

Мир мог бы не появляться. Если говорить точнее, то мир и не должен был появляться. Рож­дение Вселенной — это чудо. И еще — это пода­рок человечеству на день рождения.

Единственная причина появления нашего мира — то, что Бог был полон любви. Так су­пруги, по-настоящему любящие друг друга, не­пременно становятся родителями. Двум людям настолько хорошо вместе, что на свет просто не может не появиться плод их любви. Малень­кое и беззащитное существо, которое они ста­нут любить. Ради которого станут жить.

В предыдущей главке я написал, что человек не в состоянии жить без любви. Теперь вы  понимаете почему. Человек нуждается влюб­ви просто потому, что он с самого начала создан  для того, чтобы быть любимым. Так автомобили, созданные для того, чтобы мчаться по хайвеям, ржавеют и умирают, если их надолго оставить в гараже.

Бог не просто налепил глиняных фигурок — Бог создал Себе детей. Тех, кого Он станет любить. Отсюда и наша жажда быть любимыми. Только ради этого каждый из нас и появился на свет.

Бог захотел создать каждого из нас и приготовил все для того, чтобы Его подарок нам понравился. Он создал прекрасные небеса и уютную землю. Бог посмотрел на то, что вышло из Его рук, и обрадовался. У Него было много любви, и теперь Он мог подарить ее друим существам.

Но получилось так, что существа отказались принять Его любовь.

big-11

3

Так мы подходим ко второй истине христи­анства. И тут разговор перестает быть прият­ным. Имя этой истине — грех.

Чтобы понять христианство, нужно понять всего две вещи: что такое любовь и что такое грех. К сожалению, понять именно эти две ве­щи — самое сложное занятие в мире.

Слово «любовь» сегодня затерто настоль­ко, что люди давно забыли, что именно это слово означало в самом начале.

Миллионы часов подряд изо всех радиопри­емников на свете сладенькие голоски поют о любви. Понять, что имеется в виду, не может никто. Фраза «Я делал любовь» давно означа­ет как раз отсутствие любви, а под «любовью, сжигающей сердце» может подразумеваться, например, пристрастие к определенной футбольной команде.

С грехом все еще запутаннее. «Грех» сего­дня — это почти похвала. Когда человек гово­рит, что «согрешил», то на губах у него появ­ляется самодовольная улыбочка, ведь «согрешить» сегодня означает «сделать то, о чем дав­но мечтал».

Девушка говорит, что согрешила. Имеется в виду, что вообще-то она на диете, но вчера съела замечательное пирожное. Молодой че­ловек тоже согрешил: обещал жене не пить алкоголь, но — хлопнул-таки рюмашку.

Грех вроде бы есть, а плохого вроде бы ни­чего и нет. Что плохого может быть в пирож­ном или рюмашке?

При этом никто не обращает внимания на странную паранойю. На ничем не объяснимое раздвоение личности. «Я» решила похудеть, и «Я» же страстно желаю есть пирожные. «Я» знаю, что водка невкусный напиток, и «Я» же все равно желаю напиваться. Какое из этих «Я» настоящее?

Причем ладно бы пирожное и рюмашка были действительно чем-то хорошим! Чем-то, к чему имело бы смысл стремиться. Но ведь на самом деле девушка отдает себе отчет: от сладкого у нее сгниют зубы, выскочат прыщи, ее бросит парень и она станет такой толстой, что опротивеет себе самой. И молодой человек понимает: выпив, он станет вести себя как жи­вотное, а завтра весь день проваляется в похме­лье, а если гак пойдет и дальше, то у него появит­ся красный нос и больная печень, его выгонят с работы, а нормальные люди перестанут с ним общаться… Стоит ли к ТАКОМУ стремиться?

Грех — это абсолютно нелогичное занятие. Нормальным русским языком расскажите грешнику, К ЧЕМУ ИМЕННО он стремится, и он ужаснется: нет! разумеется, ничего подоб­ного я не хочу!

Но в то же время и хочу. Основную часть своей жизни мы тратим именно на это. На уто­ление жутких, нелогичных, убивающих нас желаний. Кто скажет, что это не болезнь?

big-01

4

Говоря о грехе, обычно имеют в виду по­ступки. Украсть — грех. Обмануть — грех, но поменьше. Убить — страшный грех. Пере­спать с красоткой — ах, какой замечательный грех!

Обычно «семь смертных грехов» перечисля­ют в таком порядке: гордыня, скупость, блуд, гнев, чревоугодие, зависть и лень. Впрочем, есть и другие перечни. К сожалению, даже все вмете ЭТИ списки не говорят о главном.

Потому что определение греха звучит так: грех — это недостаток любви.

Очень просто. И очень безнадежно.

Грех — это не поступок, а болезнь. Более смертоносная, чем рак. Менее излечимая, чем

СПИД. Эта болезнь поражает разум и волю. Но, главное, она поражает человеческую способность любить. Грешник отказывается от любви. Больше она ему не нужна, как алкоголику не нужна семья, а наркоману — даже пища.

Грех — это не то, КАК мы себя ведем, а то, ПОЧЕМУ мы ведем себя именно так. Грех — это не поступки, а причина поступков. Ведь алкоголика никто не заставляет пить, а наркома — употреблять героин. Они хотят этого сами. Хотят больше всего на свете.

Грех — это то же самое. Грех — это когда мы хотим того, чего не стоит хотеть. Страстно стремимся к тому, что несет нам боль и смерть. И если в вас есть эта внутренняя червоточин­ка, то уж внешние симптомы никуда не денут­ся — появятся непременно.

Тот, в чьем сердце поселился грех, обяза­тельно станет жадничать, лениться, завидо­вать и чревоугодничать… изменит супругу, а если подвернется случай, то и украдет… и пре­даст… и, может быть, даже убьет… нет тако­го плохого поступка, который бы он не со­вершил.

Речь не идет о том, что на свете есть плохие люди. Думаю, что это вам понятно и без меня. Речь о том, что на свете вовсе пет людей, живу­щих так, как человек ДОЛЖЕН БЫЛ жить.

Плохих людей на свете хватает. Это факт. Хороших людей на свете тоже немало. И это то­же факт. А вот людей, которые жили бы так, как хочет Бог, людей, которые видели бы в Нем свое единственное счастье, — таких людей на свете просто нет.

Вернее, один такой Человек в истории че­ловечества все-таки появился. Но Его убили.

Люди всегда понимали: с миром, в котором мы живем, что-то не так. Лучшие умы доходили до того, что что-то не так и с самим человеком. Но что именно не так — тут мнения расходятся.

Проще всего переложить вину на окружаю­щих. В мире столь много зла, потому что обще­ство устроено несправедливо. Или так: во всем виновато воспитание. Человек ведет себя как животное, потому что его неправильно воспита­ли. Языческие религии нашли свой ответ. Они считают, что вся проблема в теле. Душа-то у че­ловека прекрасна, а вот тело — оно так и норо­вит влезть в чужую постель или наесться как поросенок.

Давайте поменяем общество, и человек станет лучше! Давайте дадим детям прекрас­ное воспитание, и они превратятся в ангелов! Давайте забудем о теле и станем жить одним духом!

Но сколько ни переустраивали общество, сколько ни сеяли разумное, доброе, вечное — крылья у граждан так и не отрасли.

Христианам этот вопрос особенно непри­ятен. Ведь если «хороший» Бог собирался со­здать «хороший» мир, то почему же результат выглядит так убого?

В самой первой книге Библии (в книге «Бы­тие») сразу за рассказом о творении мира сле­дует рассказ о некой древней катастрофе, име­нуемой «грехопадение». Там говорится о пер­вых людях, Адаме и Еве, о змее и дереве, а также о запрете, который был нарушен…

Детали рассказа туманны. Символы слиш­ком расплывчаты. Но общую суть этой исто­рии поймет любой.

Бог создал прекрасный мир — словно нари­совал восхитительную картину. А потом на­шелся тот, кто испортил шедевр — словно вы­плеснул на картину ушат помоев. Мир вроде бы остался прекрасен, но теперь разглядеть это очень непросто.

Поверить в Бога — легко. Под тем или иным псевдонимом в Бога верят практически все. А вот поверить в противоположную си­лу — нет, на это современный человек не спо­собен. Мне лично это кажется странным, ведь Бога не видел никто и никогда, а вот с грехом мы сталкиваемся ежедневно.

Грех — это очень реально. И если хоро­шенько поразмышлять над тем, что происходит н мире, то можно догадаться: есть кто-то, кто хочет, чтобы было именно так. Именно об этой силе и рассказывает нам книга «Бытие».

После грехопадения человек не в силах об­щаться со своим Создателем. И если хоро­шенько поразмышлять над тем, что происхо­дит вокруг, то можно догадаться: между чело­веком и Богом кто-то встал. Вот только мир не хочет, чтобы вы размышляли. Грех не хочет быть обнаружен.

После того что произошло, во мне словно живут два «Я», которые даже не знакомы меж­ду собой. Одно говорит мне: ты хотел поху­деть? — соблюдай диету. Второе предлагает махнуть рукой: зачем тебе диета? — ведь пи­рожные такие вкусные!

Эта расколотость, это второе, враждебное мне «Я» и называется грехом. Грех калечит ме­ня. Слушая его подсказки, я соглашаюсь уро­довать свою жизнь. Создавать себе проблемы, которые потом не знаю, как разгрести.

Ощущают это все. Но поверить в то, что про­блема существует, современный человек упор­но отказывается. Поверить, будто эта моя вто­рая воля — вовсе и не моя, никто не хочет.

Что ж! Тем лучше для того, кто стоит между Богом и человеком! Согласитесь: что может быть лучше для боксера, чем заставить против­ника поверить, будто удары, под которыми он корчится, на самом деле — никакие и не удары?

big-12

6

Чуть выше я сказал, что христианство — это история о блудном сыне. Но на самом-то деле это история, конечно, не о сыне, а об Отце. Это история об очень несчастной семье: дети в ней вдруг решили, будто отец им враг.

Бог хотел подарить новорожденному челове­честву Свою любовь. А человек отказался ее принимать. Человек стал относиться к Богу не как к Отцу, а как к врагу. Можно сказать, что че­ловек попал в плен к той самой силе, что враж­дебна и Богу и самому человеку.

В притче о блудном сыне молодой человек ушел от отца, но потом решил вернуться. Реаль­ные люди вокруг меня ни о каком возвращении даже и не думают.

Бог вас любит, а вы Его — нет. Эта история могла бы быть самой грустной историей на све­те. Если бы не неожиданный поворот сюжета.

Пришел момент, говорит нам Библия, когда, устав ждать, Отец сам отправился на поиски пропавшего ребенка.

Автор текста: Илья Стогов

Подпишись, получай свежее ободрение прямо на свой почтовый ящик