Интервью с Евгением Клюсом, служителем детям сиротам: “Проблема сиротства в Украине все еще актуальна, потому что детей очень часто берут с неправильными мотивами”.

"Я с ребятами, которые остались без родителей".

Женю Клюса я знаю давно, может быть лет 7 уже. Еще при первых разговорах он удивил меня своей особенной любовью к детям и желанием им служить.

Я в ноябре 2014 года у нас состоялся интересный диалог, после которого я предложил ему пообщаться.

Женя: Привет!
Высылаю тебе классную песню об усыновлении…
Я думаю, классно было бы говорить в Церквях об усыновлении, а этот клип и живые истории детских судеб и того как их может преобразить жизнь в полноценной верующей семье могли бы быть хорошим подкреплением сказанного…
А то так больно… проповедуем им о Христе и Его любви, а сами (христиане) ее не проявляем, не усыновляем деток и они уходят навсегда в неверующие семьи, а дальше и в ад, запомнив, что христиане могут только красиво говорить…

Я: Брат, привет.
Я не согласен с тобой.
Сейчас об усыновлении говорят намного больше.
Каждый делает что может. Судить всех, что вот не берут – считаю не верным. Я например, очень хочу взять, но сейчас точно не могу. Можно упрекнуть меня в недоверии Богу, в неверии. Но я знаю, что мне рано. Просто есть свидительство от Бога внутри. А позже очень хочу взять.
И так многие, в том числе мои знакомые. 
Для меня наоборот большая радость, что об этом начали говорить намного больше. По всей Украине. И деток стали брать больше.

Женя: Брат!
Я не думаю что все христиане делают все что могут. Согласен, что должно быть и Божье откровение, свидетельство внутри и соответствующие возможности… 
Но все же мои слова небезосновательны… Это крик души…
За последние 10 лет через центр реабилитации ( фактически детский дом для социальных и реальных сирот) в котором я несу служение, прошло около 450 детей, практически все они искренне открывали свои сердца к Богу, с интересом слушали о Нем, но только единицы из них были приняты под опеку в христианские семьи и почти никто не был усыновлен… 
А уходят они в нехристианские семьи, где в большинстве случаев они страдают не мерьше чем в детском доме, а то и больше….Причем по програме “ребенок в семью”, где после достижения совершеннолетия ему просто машут ручкой….

После этого, я понял, что Жене есть, что рассказать в вопросе усыновления, помощи детям и сиротам . И попросил его пообщаться.

Прошло чуть более месяца, но наконец мы смогли найти время и пообщаться на тему “Как помочь детям сиротам?”. Что из этого вышло – судить вам.

Как помочь детям сиротам?

Расскажи коротко о себе.

Меня зовут Женя. Я занимаюсь служением сиротам и вижу в этом Божье призвание. По образованию я – преподаватель английского, хотя мне это тоже пригодилось. И сейчас получаю богословское образование. Особое удовольствие нахожу в том, чтобы служить детям-сиротам: рассказывать им о Боге, вдохновлять их вести правильный образ жизни.

– В чем конкретно заключается твое служение? Какие твои обязанности?

Мое служение – разноплановое. Направлено оно на служение детям-сиротам разных возрастов. Первое, есть дети-сироты грудного возраста. Есть в отделениях больниц такие дети. Одно такое отделение мы посещаем и помогаем таким детям, как правило, в каких-то материальных нуждах. Было время, когда с Божьей помощью, силами нескольких церквей собрали деньги и поставили бойлеры, купили раковины, стиральную машинку, поменяли окна. Есть сестра, которая время от времени посещает этих детей и проявляет заботу о них. Смотрим, иногда нужно питание, иногда медикаменты. Потом есть дети дошкольного и школьного возраста, которые находятся в учреждениях интернатного типа: в центрах социально-психологической реабилитации, детских домах. С этими детьми мы приезжаем и общаемся, иногда какие-то праздники устраиваем, иногда проводим какие-то программы, в которых мы можем делать поделки, играть в спортивные игры, делиться истинами из Слова Божьегожизненными принципами, чтобы помочь детям выстраивать правильное мировоззрение. И есть категория детей – сироты-выпускники, которые выпустились из детских домов и для них важна помощь человека, который похож на старшего брата, отца или друга, на которого можно положиться. Есть ребята, которых я лично наставляю и помогаю в жизни определиться, с учебой или другими жизненными вопросами.

Помогать детям - это главное!
г. Днепропетровск. Церковь “Надежда”. Евгений со своими друзьями участвуют в служении сиротам и другим ребятам.

Как давно ты служишь? Как ты пришел в это служение? Почему именно служение сиротам? Почему оно для тебя приоритетное?

Просто потому что меня привел к этому Бог. Это явно и безоговорочно. Когда я пришел к Богу в 1996 году, заключил завет с Богом, принял крещение, то одновременно с огромной любовью к Богу, Бог послал мне большую любовь к детям. Я в детском служении с первых месяцев духовного пути с Богом. Я был в служении детям помощником, учителем, директором воскресной школы, и наставником, координатором, проповедником, директором христианского лагеря, но я как-то вообще никогда не сталкивался с детьми-сиротами. В 2003 году меня пригласила одна команда американцев переводить им, когда они будут общаться с детьми-сиротами. Они приехали летом в детский лагерь к определенным детям-сиротам, которых они знают. Я никогда не забуду эти впечатления. Под вечер мы приехали в этот лагерь, в котором находилось 600, если не больше детей-сирот. Они собрались на костровой. Мы пришли, и дети стали подходить, стали общаться. У меня такое чудо было. Я никогда вообще не видел детей-сирот, а тут я увидел 600 с лишним. Мне они все показались, как ангелы. Они готовы были поделиться последней конфеткой, они готовы были рассказать свою жизнь. Когда ты с ними прощаешься, они тебя обнимают, и не хотят отпускать, это просто неописуемое чувство. В ту ночь я вообще почти не мог спать. Они как будто стояли перед моими глазами…А когда я возвращался домой, через неделю, у меня была страшная борьба в сердце. С одной стороны меня переполняла огромная любовь и сострадание к этим детям, желание как-то помочь. Но с другой стороны теснила сильная боль, мысли о том, что я не в состоянии помочь всем. Я слишком мало имею и, несмотря на это, могу, сделать что-то для них важное и ощутимое. Дьявол как будто говорил: «Забудь, просто придуши эти чувства. Зачем тебе эти страдания в твоем сердце? Забудь это все, И просто иди дальше по жизни, как будто ты не знаешь о детях-сиротах ничего». Но с другой стороны Бог говорил: «Эта боль нужна тебе, как движущая сила, та сила, которая будет побуждать тебя молиться об этих детях, служить им тем, чем можешь, и рассказывать о них другим людям». С тех пор прошло уже более 11 лет, и я вижу, как много Бог уже сделал через мою открытость к Нему в служении сиротам. Я восхищаюсь тем, что Бог делает и продолжает делать…

– Расскажи коротко, что уже Бог сделал у вас в Днепропетровске через тебя, через твою команду, с которой ты служишь.

Лично я стараюсь в личных беседах говорить о важности служения детям-сиротам. Иногда бываю в церквях, и тоже пытаюсь вдохновить церкви подключаться к этому служению. Я вижу, что больше церквей стало участвовать в этом. И есть конкретные люди, которые начинали со мной ездить к детям и служить им. И переросло это в более посвященное и постоянное служение детям-сиротам. Когда ты передаешь движение другим, которые заинтересованы в этом, это умножает результат. И лично для меня радостно, что есть ребята, с которыми я познакомился еще в Кривом Роге, которые спустя время выпустились из школы, и пожелали приехать в Днепропетровск. Сейчас, например, трое из этих выпускников детского дома учатся в Медакадемии, двое – в академии архитектуры и строительства, и еще один – на престижной специальности в  Национальном университете … Большинство из них искренние верующие люди, со своей твердой жизненной позицией, спортивные, здоровые и целеустремленные. Ребята, знающие о Боге и знающие Бога лично. Для меня это большая радость и счастье. А еще прекрасно то, что некоторые из них сейчас сами активно подключились в служение сиротам!

– Ты можешь назвать какое количество детей-сирот было охвачено благодаря служению, в котором ты участвуешь?

Честно говоря, я особо статистикой не заморачиваюсь. Наверное, более 1000 детей, прошли через детские дома в которых мы непосредственно трудились за это время. И эти ребята, во всяком случае, как минимум слышали Евангелие и могли как-то на это отреагировать.

– Ты с командой служишь?

Я служу в разных форматах. Есть одна команда, которую я организовал, направил и она служит в детском доме. В другом детском доме сейчас организовывается еще одна команда. Людям из других евангельских церквей я помогал состыковаться с администрацией. Так начались разного рода служения. Также стараюсь с Божьей помощью помогать детям и на личном уровне (прежде всего выпускникам).

– Какие на твой взгляд основные проблемы с сиротством в Украине? Я изучал  статистику. До 2007 она росла, сейчас начала уменьшаться, на 2012  где-то 92 тысячи детей-сирот. В 2007 было где-то 103 тысячи. Реальная ли это статистика или это как-то надумана она? Стали больше усыновлять детей или особо ничего не изменилось, просто цифры подправляют и все?

По большому счету проблема сиротства осталась практически такой же актуальной. Да, детей стали больше брать в семейные формы воспитания, но, к сожалению, в основном в половине случаев люди, которые берут детей, абсолютно не готовы к этому, или же делают это по совершенно неправильным мотивам. Например, люди, которые из сельской местности, берут детей постарше. Они берут их по программе «Ребенок в семью» и государство платит деньги на ребенка, государство платит родителям, которые взяли ребенка, как зарплату. А ребенок не получает того воспитания и той любви, на которые он рассчитывает. Но его используют, как бесплатную рабсилу, за которую им еще и государство платит. Дети ухаживают за скотом, пропалывают буряки, или еще что-то делают с утра до ночи. К сожалению, в таких случаях дети попадают в ситуацию, где у них другие проблемы, может быть даже большие, потому что их на самом деле там не любят, а используют. В городе есть люди, которые тоже набирают много детей по программе «Ребенок в семью». Просто родители получают деньги, которые государство выделяет им на ребенка, а о детях особо не беспокоятся. Они только координируют в какой лагерь, санаторий или профилакторий поедут их дети. И дети, к сожалению, глубоко травмируются таким отношением, потому что они остаются сиротами, будучи формально частью какой-то семьи, которая их использует. А по достижению совершеннолетия им просто указывают на дверь.

– Можно ли это предотвратить? Можно ли решить эту проблему?

Мне кажется, что государство как будто стыдится самого факта, что у нас есть детские дома. И, стремясь в Европейский союз, а там во многих странах вообще нет понятия «детский дом», оно пытается как-то эту проблему красиво заретушировать. Оно создает много программ, всячески поощряет определение детей в семейные формы воспитания, но приходят люди, с совершенно неправильными мотивами, и в этом основная проблема. Казалось бы, по статистике детей меньше в интернатных учреждениях, но практически детей, которые чувствуют себя брошенными, становится не меньше. Я думаю, главный выход из этой проблемы в том, чтобы люди с правильными мотивами могли брать детей на воспитание. Как говорят: «Любите людей, используйте вещи, а не наоборот». Чтобы люди брали детей в семьи из любви к ним, а не из желания использовать их и найти выгоду для себя.

– Эгоистичные люди будут же всё равно использовать. Это как в посольство США: подают документы на визу и их сканируют по полной, всю биографию. И в большинстве случаев как-то определяют мотивы: просто человек хочет поехать поработать, или он хочет уехать из Украины. Определяют это, в принципе. А вот с детьми-сиротами как происходит? Можно ли это на стадии отдачи ребенка в семью определить?

К сожалению, это довольно таки непросто. Даже если человек, который работает в этой сфере, понимает, что там не совсем правильные мотивы, не совсем благополучная семья, то, если они предоставили все необходимые документы, формально нет оснований им отказать. Здесь вопрос не в том, чтобы усложнить какие-то формальности или добавить какое-то тестирование, или даже контроль социальными службами того, в каких условиях ребенок живет дальше, хотя, возможно, это была бы неплохая идея. Но это не работает. Просто бывает так, что люди, которые берут ребенка в семью и социальные работники, которые должны осуществлять контроль за соблюдением его прав и интересов находятся в сговоре. Например, один ребенок говорит, что его приемные родители обижают, подымают руку на него; он обращался в службы, а те вместо того, чтобы ему помочь -звонили родителям- после чего ему приходилось уж совсем не сладко…

         Я думаю, что самый правильный выход в том, чтобы мы христиане понимали свою личную ответственность о детях-сиротах. Потому что Бог сказал: «Я – Отец вдов и сирот», «истинное благочестие призирать сирот и вдов, и хранить себя неоскверненным от мира». Бог сказал, что Он позаботится о сиротах. Как он это делает? Это Он делает естественно через людей, которые открыты к этому, принимают этот призыв и применяют его на практике. Это удивительное, потрясающее благословение быть этим каналом, который Бог использует для того, чтобы достигать этих детей, изливать на них Свою любовь и истину. У каждого ребенка – сироты есть три самые большие нужды.

Первое – это познать Бога, как своего  Отца и личного Спасителя. Это понимание в сердце, как раз может освободить ребенка от духа сиротства, когда он понимает, что он один и он никому не нужен…

Второе – помочь ребенку стать частью христианской семьи. Идеальный вариант, конечно, чтобы всех детей – сирот приняли в семьи по-настоящему верующие люди. Но если этого не произойдет – то важно, чтобы примирившись с Богом он стал неотъемлемой частью живой христианской церкви, как большой Божьей семьи.

И третье, каждый ребенок-сирота нуждается в важных жизненных навыках: как распоряжаться временем, финансами, как правильно строить взаимоотношения с людьми, и другие вещи. Они очень плохо ориентируются в этих понятиях. Это три основные вещи. Лучше всего все эти три вещи реализуются через то, что ребенка усыновляют или берут под опеку верующие семьи. Очень важный момент: некоторые говорят, что «вот, с детьми-сиротами сложно, у них плохие гены, плохая наследственность, они будут неблагодарными» и так далее. На этот счет у меня есть своя своеобразная теория, я бы хотел поделиться.

7-LCsC5mpoI
Евгений с младенцем, от которого отказались родители на первых минутах жизни…

– Конечно, давай. Моделируем ситуацию: семья хочет взять ребенка, но есть сомнения. По сути, у них есть возможность: муж нормально зарабатывает, жена тоже неплохо. Возможность есть, но есть и какие-то переживания, сомнения, а ты – человек, который много работал с детьми. Что бы ты сказал этой семье? Ты это и мне говоришь, потому что мы с женой в будущем хотим взять детей.

В этом случае, прежде всего, нужно молиться и слушать то, что говорит тебе Бог. Это самое первое. Если Бог хочет, то Он будет давать и желание, и действие по Своему благоволению. И будет особая любовь к этим детям, и способность принимать, прощать, терпеть, любить Божьей любовью. И дальше, смотреть, каким требованиям нужно соответствовать: жилплощадь, определенная зарплата, здоровье и т.д. Эти требования можно узнать в райисполкоме по месту жительства. Но главное то, что Бог тебя призывает. Важно, чтобы ты лично был глубоко верующим христианином. Бог создал человека по образу Своему и подобию для того, чтобы мы отражали Божий характер и любовь, верность и т.д. И Бог создал семьи, чтобы мы отражали через общение мужа и жены, и детей гармонию и красоту Божьих взаимоотношений внутри Троицы, отражали суть Бога. Если это действительно глубоко верующая семья, тогда, я думаю, Бог через эту семью сможет повлиять и изменить жизнь ребенка-сироты. Если это семья, которая не знает Бога или только формально является верующей, тогда у этой семьи могут быть серьезные проблемы, связанные с воспитанием ребенка-сироты. Вот здесь я сейчас поясню мою теорию. Есть в Библии такое понятие: Бог проклинает до 3-4 колена за грехи родителей, и это проклятие выявляется определенной предрасположенностью детей к тем или иным грехам. Если, например, мои родители сильно пили, то у меня будет предрасположенность к алкоголю, и если я начну пить, у меня будут проблемы подобного плана, как у родителей. И так далее. Так вот, эти предрасположенности, как правило, ярко проявляются в переходном возрасте, обычно лет в 15-16. Эти все «тараканы» выползают наружу. Я, наверное, соглашусь, что у многих детей-сирот эти «тараканы» более жирные, страшные, потому что у них в семьях было больше проблем, больше отвердения и т.д. Их оставили родители, или попали в тюрьму, или еще что-то. Если ребенок-сирота попадает в по-настоящему верующую семью, то эти «тараканы» хоть и начинают лезть-но их просто убивает наповал Божья любовь, которая проявляется родителями по отношению друг к другу, по отношению к этому ребенку, изучение и применение Слова Божьего в жизни  семьи, постоянные молитвы. Имея такое воздействие от Бога через этих родителей, что ребенок будет понимать истинное прощение, истинную любовь, то рано или поздно он будет склонен так же поверить в Бога, как и родители, потому что он увидел настоящую, искреннюю любовь и истину. Эти «тараканы» властью Иисуса Христа уйдут, потому что в жизни этого ребенка появится Христос. Но если родители не знают Бога или являются формальными верующими, то когда у ребенка начнут ползти «тараканы», а родители со своими «тараканами» не разобравшись еще сами-то, просто съедят ребенка. Отсюда появляются по телевидению серьезные и, порой очень грустные истории, которые время от времени обсуждаются

– Люди, неукорененные во Христе и любви, но они берут детей, чтобы им явить любовь, которую не имеют сами. Как же они ее явят?

– Да.

– Поэтому перед тем, как брать ребенка нужно быть настоящим христианином, переполненным Божьей любовью и искренне понимать всю ответственность. Хорошо, давай с другой стороны посмотрим. Значит, я изучал немного историю появление детских домов, и вот что интересное заметил. В Штатах их вообще нет, но в 20-х годах 19 века в Нью-Йорке, Филадельфии и Бостоне были созданы первые приюты, которые имели цели, такие же как у нас детские дома. Но достаточно быстро обнаружилась неэффективность этих приютов, и воспитательных учреждений именно как воспитательных. Скорее они оказывались временным пристанищем ребенка в экстремальных ситуациях. И упразднили эти детские дома в США. Сейчас в США нет детских домов вообще, есть скорее временные приюты до момента помещения ребенка в приемную семью. Насколько я понимаю, в США и других странах государство более грамотно организовала работу с семьями, и детей усыновляют. И хороший пример Стив Джобс. Его родители от него отказались, он не пришел ко Христу, но по крайней мере о нем заботились. Реально ли у нас избавиться от детских домов? Мне кажется, что просто в советское время их учредили, точнее еще в царской России они были, но это скорее недосмотр государства. Кто-то учредил, и потом не было того, кто грамотно организует так, чтобы, когда отказываются от ребенка, чтобы он сразу находил семью. По сути, его просто сбагривают в детский дом. И потом он там себе и живет. Есть ли вариант, чтобы постепенно избавляться от детских домов у нас в Украине? Как ты думаешь?

mgbahBhaxYI
“Рядом со мной парень – сирота из интерната. Мы хорошие товарищи”.

Смотри, здесь важно правильно поставить вопрос. В том плане, что наша цель должна быть не избавиться от детских домов, как явления, наша цель должна быть избавиться от сиротства как явления. И здесь, к сожалению, иногда эти цели противоречат друг другу. Я не буду говорить по Украине, но я знаю, что у нас в Днепропетровске «пилотный» проект, где именно стремительно идут к ликвидации детских домов и вместо них создаются центры социально-психологической реабилитации, где дети находятся временно. Обычно 9 месяцев. За это время их устраивают в семейные формы воспитания. Детских домов стало меньше, а проблема сиротства не уменьшилась. Потому что статистика у нас в Днепропетровске, например, говорит о том, что более 50% детей, которых взяли в приемные семьи, не приживаются там. Им там плохо, они оттуда уходят, возвращаясь в те же центры реабилитации, или, еще хуже, идя куда-то бродяжничать, или в какой-то криминал. К сожалению, технически быстро создали искусственные условия, при которых ребенка хотят взять семью, но берут по неправильным мотивам. И ребенок там не приживается. Буквально месяц назад я помог одному парню, который уже просто не мог выдерживать в приемной семье. Он просто сказал: «Я хочу вернутся в детский дом, мне там лучше». Несмотря на то, что это нелучшая форма воспитания – «детский дом». Я согласен, что лучшая форма воспитания – в семье. Но если задать вопрос по-другому: «Что лучше для ребенка: хороший детский дом с хорошими сотрудниками и директором, который на своем месте, или плохая семья, которая использует ребенка, унижает его и не отвечает на его элементарные запросы?» Тогда в этом случае, ответ –  однозначно детский дом лучше. В случае этого парня получилось так, что он захотел уйти с той семьи приемной, в которой ему было плохо, и он вернулся в детский дом.

– По сути, задача – не уменьшать количество детских домов, а увеличивать количество посвященных людей, которые хотят детей в семьи.

Именно это и еще один момент. Есть три серьезных системных решений этой проблемы. Что это за решения? Первое, брать под опеку и усыновлять детей в христианские семьи. Второе, нужно учитывать тот факт, что в основном хотят брать под опеку и усыновлять детей младшего возраста: грудного возраста, или хотя бы младшего школьного возраста; то старшие дети, которым после 12, их реже хотят брать под опеку. Очень важно, чтобы этих детей, которые находятся в центрах реабилитации и детских домах, интернатах, чтобы у их был постоянный контакт с настоящими верующими людьми, чтобы были команды верующих людей, которые приезжают в интернатные учреждения. Они могут проводить какие-то занятия, где они могут рассказывать о христианской этике, о Боге, и просто завязывать личные взаимоотношения с этими детьми. Фактически, с теми детьми, которые, возможно, никогда не будут усыновлены. Но если у них появятся такие «старшие братья, сестры». Вот в Америке есть программа «Bigbrotherandbigsister». У нас есть некоторые идеи, некоторые начинают воплощать, но системно нет такого подхода. Нам нужна подобная программа, которая помогла бы детям в детских домах иметь настоящих близких друзей. Особенно людей христиан, которые могли бы быть постоянно с ними на связи, которым бы они могли всегда позвонить и задать вопросы, которые у них есть, поделиться какими-то страхами и переживаниями, которые поздравляли бы их с днем рождения и со всеми праздниками, которые могли бы брать их к себе на выходные, на каникулах поехать с ними на отдых или обеспечить отдых в хорошем христианском лагере. Это уже когда ребенок находится в интернате. Но, как правило, лучше всего эти отношения строятся, когда еще ребенок маленький, не вошел в переходный возраст, когда еще не началась ломка характера, когда уже все авторитеты нипочем. Поэтому желательно, чтобы были такие доверительные отношения с настоящими христианами, уже, когда ребенку 10-11 лет или меньше. Потом, если он будет усыновлен, слава Богу, хорошо, если это христиане – вообще супер… Но если сложится так, что его никто не примет на воспитание в семью – тогда реальным спасением для него будет близкий друг, подруга, как старший брат или сестра, готовые искренне, посвящено оказывать ему всяческую поддержку: прежде всего духовную, а также эмоциональную, интеллектуальную, материальную, медицинскую и т.д. Тогда после выпуска из детского дома или временной приемной семьи этот ребенок не будет одинок в этом холодном и жестоком мире. У него будет настоящий старший брат или старшая сестра – тот человек, который позвонит и спросит: «Как ты? Что ты? Что у тебя происходит?». Который не чужой. Поэтому кроме усыновления, важно, чтобы было общение и построение добрых, дружественных, глубоких, практически родственных взаимоотношений детей с верующими, хорошими, доброжелательными христианами. И эти взаимоотношения должны продолжаться всю жизнь (точно так же как и с нашими кровными родственниками). Лично я принял такое посвящение, есть особые дети, на которых мне указал Бог, когда они еще были в детском доме, к которым мое сердце было близко, и которые особенно были открыты ко мне и к Богу. Бог просто сказал: «Это твой брат! Он тебе как родной брат. У него нет старшего брата, у него нет старшей сестры. Ты – его старший брат!». И мы родственниками являемся на всю жизнь и я – старший брат не до 11 класса, и не до окончания института, а я – его старший брат на всю жизнь. И всю жизнь я открыт к тому, чтобы являть любовь, заботу и адекватную поддержку этому парню, как родному брату. Чтобы я говорил ему правду с любовью, мог поддержать и в трудные моменты, разделять самые радостные тоже, чтобы иногда мог дать «пинка», который может придать направление, а иногда пожалеть, дать ему «поплакаться в жилетку»…И конечно же, как и среди кровных родственников не всегда бывает обоюдная заинтересованность в поддержании взаимоотношений-могут подобным образом на определенном этапе сложиться отношения и ребенком-сиротой: по каким то причинам он может какое то время не желать поддерживать общение и дружбу;  в такой ситуации мы должны проявлять уместную инициативу если же ребенок все равно упорствует- очень важно продолжать молиться о нем, ждать, никогда не вычеркивать его из своего сердца и быть всегда открытым снова принять его в свои обьятья когда он израненный ( а иногда и изранивший других) захочет вернуться, возобновить общение и стремиться уже к более правильным ценностям, которые будут его созидать а не разрушать…

Из разговора с тобой, я понимаю, что решение одно, и ни какие-то новые социальные программы, а одно – это брать детей с правильным мотивом – любовь. И я вижу, что Бог так задумал, что все в мире благодаря любви существует. Если в семье есть любовь, то семья благодаря этому существует. Нет любви, то и семья начинает разваливаться. В бизнесе даже: сотрудники и руководитель. Я – руководитель, у меня есть несколько сотрудников. Есть любовь к ним, есть забота, и они проявляют ее. То есть все на любви держится. И вот я смотрю, что и в этой ситуации с детьми-сиротами, решение одно – чтобы брать детей с любовь. Но хочется какое-то решение, которое реально было бы. Можно как-то повлиять на то, чтобы у людей были правильные мотивы? Чтобы у них было больше любви? Насколько я понимаю, насильно сил не будешь. Я тебя не могу заставить: «Женя, люби больше людей». Ты, если сам не решишь, ты не сможешь. Как можно повлиять на то, чтобы люди брали детей в свои семьи с правильными мотивами? Можно ли на это повлиять, как ты думаешь?

Я думаю, что на это можно и нужно влиять. Прежде всего, в церквях нужно постоянно, регулярно говорить о важности этого благочестия, заботы о сиротах. Необходимо, чтобы хотя бы один раз в месяц звучала проповедь, которая бы фактически призывала людей к правильному отношению к детям, не имеющим родителей, к детям, переживающим сложные жизненные обстоятельства, проповедь, призывающая к действенному служению им. Но это важное послание может звучать не только через проповедь- к служению сиротам церковь можно и нужно побуждать в разных форматах: и свидетельствами детей-сирот и свидетельствами приемных родителей и ребят, которые служат детям сиротам , мотивирующими слайд шоу и видеороликами, выкладкой статистики, чтобы донести церкви и  показать на уровне реального опыта, на рациональном и на чувственном уровне важность и необходимость этой заботы. Потому что если вдуматься- то мы, христиане очень грешим грехом бездействия, уподобляясь священникам и левитам в притче о добром Самарянине….  Конечно же, также очень важно вдохновлять своим личным примером показывать действенность такого служения.. И существует иногда проблема в том, что есть люди богатые, но у них нет богатства сердца, чтобы подарить эту любовь детям – другие имеют богатство Божьей любви, но ограничены финансовые возможности и жилплощадь. Хотя есть много богатых людей материально и очень достойных в плане добродетели, и богатых духовно одновременно. Я о том, что если в церкви есть семья, которой тяжело воспитывать детей, которых она взяла под опеку, может у нее не так много материальных возможностей, образования и так далее, то очень важно, чтобы церковь, как семья, помогла. И здесь, кстати, тоже такой важный момент. Если у ребенка есть наставник духовный наставник, как старший брат, который дружит с ребенком и может делиться своей верой в Бога, ребенок приходит таким образом в церковь, и даже если  никогда он не станет усыновленным, частью реальной семьи, он может стать частью семьи духовной, частью церкви. Когда церковь, будучи правильно наставлена, а это ответственность пасторов и проповедников – говорить об этом регулярно, она участвует в жизни тех детей, которых взяли под опеку члены церкви. Вот, например, если есть семья такая, которая приняла детей сирот на воспитание -очень важно, чтобы церковь была готова их поддержать: материально, иногда, например, позанимать с ребенком какими-то предметами. Всячески участвовать, чтобы ребенок мог ощутить себя в церкви, как реально в классной семье. Через это, через усыновление и наставничество и реализуются вот эти три основные нужды, чтобы ребенок познал Бога как своего Отца и Спасителя, чтобы был частью семьи, официальной или церкви, и чтобы он мог приобретать важные жизненные навыки, а это возможно только пребывая в общении с людьми, которым ты не безразличен.

HmVTexdHOOM
“Передаем в подарок от спонсоров систему отчистки воды для деток в один из центров реабилитации”.

Я нашел такую статистику, не знаю, слышал ты о ней или нет. Думаю, это верная статистика. После интерната только 16% выпускников имеют семьи, только 25% выпускников постоянно трудоустроены, только 1% выпускников получает высшее образование, только 44% выпускников получают хоть какое-то специальное техническое образование. В течение первых пяти лет после выпуска из интерната каждый пятый воспитанник становится бомжем, каждый второй прибегает к противоправным действиям, каждый седьмой пытается покончить жизнь самоубийством. Мне кажется, это влияние в первую очередь интерната, ребенок привыкает к образу мышления интерната, что ему дают, и максимум чем могут помогать, какие-то крупные организации – это раз в год они дарят какие-то подарки. Можно ли на это повлиять? Как эту статистику улучшить? Не всем детям везет, чтобы их взяли в хорошую семью, в которой их любят? Как повлиять на то, когда ребенок просто вышел из интерната? Как можно помочь ему?

– То, о чем я говорил, так и можно повлиять.

– Если это просто дружба с ними?

Дружба и объяснение ему каких-то вещей.

– Ты можешь сказать конкретные примеры?

Я могу сказать конкретные примеры того, как это работает. Например, возьмем статистику, что 1% выпускников поступает в ВУЗ. Почему так? Нужно всегда искать причину – почему. Потому что эти дети глупее домашних? Нет. Я скажу, почему. Просто потому что им никто не объяснил, их никто не вдохновил, что учиться – это здорово, и получить хорошее образование – это прекрасно. Как я заметил, и пусть меня простят воспитатели детских домов, по моим наблюдениям у воспитателей детских домов есть синдром «курицы наседки». У них главный план какой, чтобы дети покушали, покупались, чисто оделись, вовремя легли спать, вовремя сели за уроки, но вот чтоб проверить качество выполнения домашнего задания, за индивидуальные способностями и наклонности детей- времени нет. И в этом нет вины воспитателей- просто такова система… В 126 Псалме написано, «что стрелы в руке сильного, то сыновья молодые». Для того, чтобы стрела достигла цели, ее нужно направить, и она достигнет цели и совершит свою важную миссию. Но если эти драгоценные стрелы никто не хочет никуда направлять, то они, увы, никуда и не улетят.

        Один из моих хороших близких друзей воспитывался в интернате, и не помнит своего отца. Когда ему было лет 11-12, я спрашивал его: «Кем ты хочешь быть?». Он отвечал: «Я хочу быть профессиональным футболистом». И парень правда играл очень здорово. Его команда побеждала в городских и даже в областных соревнованиях . Но я дальше говорил с ним. «Хорошо, если получится, и ты станешь профессиональным футболистом, не вопрос. Но сколько ребят из мальчишек твоего возраста реально становятся футболистами? Очень немного. У тебя должен быть еще план Б. Куда бы ты мог поступить, и кем бы ты мог быть, если у тебя не получиться стать профессиональным футболистом». Мы молились, и Бог показал, что быть врачом – это прекрасный план. И с Божьей помощью, за несколько лет до окончания школы, он уже имел цель поступать в медицинский. И он целенаправленно шел к этой цели: самостоятельно повторил и проработал практически весь курс химии и биологии, занимался на курсах при медуниверситете и с репетиторами и с Божьей помощью он хорошо подготовился и прекрасно сдал ЗНО. И что интересно, после того, как он выпустился из школы, он подал документы и в институт физкультуры, и в медицинский институт. Что получилось. Оказывается, из-за проблем со здоровьем и других обстоятельств у него даже не приняли документы в институт физкультуры. А представь, если бы институт физкультуры был бы его единственной целью?! Но слава Богу-сейчас он учится в медуниверситете! Есть другая история, я слышал ее от моих друзей. О парне, которому никто не подсказал вовремя, что должна быть альтернатива. И он хотел быть профессиональным футболистом, он не смог поступить после школы в спортивный колледж, и он просто пошел в училище, и там связался с какой-то компанией и спился, и просто пропала жизнь парня. Вот пример того, когда у кого-то был кто-то, чтобы направить, а у кого-то не было.

          Есть статистика того, что много детей сирот теряют свое жилье в первые годы после интернатных учреждений. Опять-таки, здесь нужна помощь, нужно разъяснение юридических вопросов, консультации человека, который заинтересован в успехе этого ребенка и защите его материальных прав. У меня есть и такие примеры. Если ему не подсказать и вовремя не разъяснить ценность этого жилья, ценность того, чтобы оно официально принадлежало ему, то это жилье может никогда не стать его собственностью, потому что он не сможет самостоятельно пройти эти сложные круги бюрократической системы нашей страны, тем более если не видит в этом ценности и смысла….

Nf7MIo3iJr4
Лето. Детский лагерь для детей – сирот.

– То есть, по сути, они как слепые котята?

– В какой – то степени, во многих вопросах да. Если же юрист и директор детского дома хорошо поработали и это жилье приватизировано, но у человека нет правильных ценностей, человек может просто продать и спустить, прогулять все эти деньги.. А если мы говорим о самоубийстве, то, что является причиной самоубийств. Когда депрессия и понимание того, что ты никому не нужен и твоя жизнь не представляет какой-либо ценности. Зачем дальше жить, если ты никому не нужен? Опять-таки, если он знает Бога, Которому он очень нужен. Если он знает семью христианскую, которая показала за годы жизни с ним настоящую Божью любовь. Если с он знает любовь Божью через отношения с по-настоящему верными верующими друзьями, тогда он понимает, что он что-то значит, что-то стоит, что кто-то переживает за него. Соответственно, это убирает сам корень проблемы, за которой следует самоубийство.

– У тебя есть примеры историй, чтобы хоть немного эту статистику разрушить? Ведь статистика говорит, что всего лишь 16% выпускников имеют семьи. Есть у тебя знакомые ребята, которые женились, у которых есть нормальная семья, они христиане? Потому что я думаю, что любая статистика – это манипулирование фактами, и я уверен, что есть и хорошая статистика. Просто больше на виду всегда плохое. Давай мы разрушим эту статистику вместе.

Конечно же, я знаю хорошие примеры, когда дети-сироты, выпускники детских домов, вступают в брак, рождают детей и живут хорошо. К сожалению, их меньшинство, потому что нет примера самому ребенку. Примера, где учиться быть настоящим ответственным мужем и отцом,настоящей ответственной мамой и женой. Мы опять приходим к важности воспитания в семье. Даже тех, кто живут хорошо, они нуждаются в поддержке, в христианском общении, ободрении. Если не повлияют Божья любовь и настоящая Божья истина на жизни этих детей, то идя по пути наименьшего сопротивления, они просто повторят ошибки своих родителей.

Есть такой пастор в Мариуполе, Геннадий Мохненко, я думаю, ты знаешь его. Мне кажется, его пример очень показательный. Он служит, как может. Он усыновил парня, Андрея Дудина, который потом в церкви служил и недавно женился. И, по-моему, у него сейчас 32 приемных ребенка. Он находит ребенка – порою даже пропитого наркомана, бомжа, и принимает в свою семью, в которой есть любовь Божья и его любовь, и проявленная через других ребят. И мне кажется, это очень мудрый и показательный выход. Как ты думаешь, реально ли другим это воплощать, или это чисто выход для него, потому что он –  пастор?

Я думаю, что это прекрасный, замечательный пример жизни посвященного человека, которого ведет Бог, и который следует за Ним в послушании. И Бог благословляет его, и через него благословляет. Нужно, чтобы больше было таких людей, которые проявляют свою любовь и благочестие не только на словах, но и на деле. Было бы здорово, если бы было больше таких людей, как Геннадий. Может много чего не зная, не имея и не понимая, просто по вере, потому, что они знают Бога, они ввязались в эту «драку» за этих детей, и Бог благословляет. Чтобы взять ребенка, всегда нужен момент веры, доверия Богу, потому что вряд ли всегда будет все то, что необходимо ребенку прямо на момент его усыновления Что-то Бог обещает, и что-то по вере Ему Он потом даст, когда ты сделаешь шаг веры и сначала примешь ребенка в семью.

Вывод из разговора с тобой, хотя я не думал так раньше, самое главное – это личный пример в отношениях с детьми-сиротами, то есть, брать ли их в свою семью, или просто общаться. По сути, можно повлиять только одним способом – это личным примером. Все эти посещения раз в год, они как бесполезная вакцинация, которая ничего не дает. Детям нужен личный пример. Правильный ли я сделал вывод из разговора с тобой? Это самый правильный выход из проблемы сиротства на Украине?

Не личный пример, а личное действенное участие в жизни сирот, и помощь им. Это проявление послушания Богу и проявление Его любви к тем, кто больше всего в этом нуждается. Вот это самое действенное. Кстати, служить сиротам может каждый человек в церкви, каждый по-разному. Одна бабушка может просто молится, другая принести клубники, третья может связать носки, четвертый дедушка может сводить на рыбалку, какой-то парень научить английскому, другой – веб-дизайну, третий подсказать и вдохновить на спортивные достижения, четвертый понятно и доступно рассказать о Боге, Божьей любви  и спасении, пятый благословить финансами на поездку в христианский лагерь, и т.д. Каждый может послужить. Если каждый будет иметь это понимание, и послушание Богу в этом, то каждый, кто будет участвовать, он будет благословенным не меньше, чем этот ребенок. Просто через тебя проходят потоки Божьих благословений, которые направлены от любящего  Небесного Отца к ребенку, которому Он сказал: «Я – Отец сирот».

Если у человека есть желание послужить детям сиротам, значит ли это, что Бог хочет использовать его в этом?

Однозначно.

– Женя, спасибо большое за общение. За то, что уделил время. Я думаю, это интервью послужит тем, кто будет его читать, и тем, у кого есть внутри желание, они лучше поймут, как могут послужить. И это будет одно из того, о чем ты говоришь: говорить об этом и в церкви, и везде. Но самое главное, чтобы было больше любви к этим детям. 

– Я верю, что этот разговор будет вдохновлять людей стать частью великого Божьего плана усыновления. Бог пришел в мир, чтобы усыновить всех нас через Своего Сына Иисуса Христа. Он Автор самого беспрецедентно масштабного международного, нет- всемирного усыновления! И мы можем участвовать в этом тоже не только как усыновленные, но и как усыновители!

– Коротко расскажи, какие конкретные шаги, если семья хочет усыновить. Что сделать? С чего начать? К чему быть готовым? Чего не стоит бояться? Я понял, что не надо бояться, что у ребенка будут «тараканы», ведь любовь все покрывает. Что нужно знать тем, что хочет усыновить ребенка?

Первое, иметь откровение от Бога. Второе, иметь желание. Третье, соответствовать тем критериям, которые есть в нашей стране для того, чтобы быть усыновителем или опекуном. Об этих критериях можно узнать в райисполкомах по месту жительства. Нужно иметь официальную работу с определенным уровнем зарплаты, определенную жилплощадь, быть физически и психически здоровым человеком. Важно, чтобы родители не зацикливались на том, что надо брать детей только маленьких или только дошкольного возраста. Дети-сироты разного возраста нуждаются в семье. Очень здорово, если можно усыновить ребенка 14-15 лет и подарить ему семью. Возраст не должен быть ключевой проблемой. С Божьей помощью, верой и искренней любовью к детям, Бог будет благословлять такие семьи.

MHPzwqbJyRo
С выпускниками детского дома.

– Главный критерий – это любовь!

-Главный секрет успеха в решении проблемы сиротства – системный подход с Божьей любовью:

1)  системное наставление церкви в вопросах служения сиротам,

2) системное и разноплановое служение сиротам в интернатных учреждениях и за их пределами,

3) системное принятие всех сирот в семейные формы воспитания всеми христианами.

   И, конечно же, все это с любовью – нескончаемой, непобедимой, верной, вечной Божьей любовью!

Общался Владимир Багненко

 

Другие интересные интервью:

  1. Наркоманка в прошлом, которая служит Богу спасать других наркоманов Оля Регалова: для Бога не существует безнадежных людей
  2. Пастор церкви и глава большого семейства Олег Деркаченко: “Бог избавил от тюрьмы и наркотической зависимости на последней стадии.”
  3. Интервью с заключенным, который принял Христа
  4. Издающийся писатель, пастор. Интервью с пастором и писателем Анатолием Шкариным
  5. Интервью с журналистом, который влияет на СМИ, с президентом ассоциации “Новомедиа” Русланом Кухарчуком
  6. Какой должна быть христианская музыка? Интервью с музыкантом и бардом Наташей Тихоновой.
  7. “Бог избавил от тюрьмы и наркотической зависимости” – интервью с Олегом Деркаченко, пастором церкви и счастливым отцом 7-х детей