Ольга Чигиринская: “Писательство – это заразная болезнь”.

Писательство – это заразная болезнь, считает Ольга Чигиринская из Днепропетровска, автор многих остросюжетных романов.

Хороший друг нашего проекта “Слово Ободрения” Сергей Грищук взял интервью у писателя Ольги Чигиринской и любезно поделился с нами и вами, дорогие читатели.

С.Г.-  Как Вы считаете, писатель – это профессия, или призвание?

О.Ч.- Это заразная болезнь. Подхватываешь от какого-нибудь другого писателя,
и не можешь отделаться – все кажется, что ты можешь не хуже…
Если хватает упорства – может превратиться в профессию.

С.Г. – Вы писали светские книги, по крайней мере, «Ваше благородие» – это чисто «мирское» произведение. Потом вдруг, из под Вашего пера стали выходить ярко-религиозные вещи. Что произошло такого, что повлияло на Ваше творчество?

О.Ч. – Ну как что, Бог, конечно :).

Творчество – это часть жизни, и если в жизни тебя волнуют какие-то экзистенциальные вопросы, то они неизбежно проникнут и в творчество, потому что оно – один из способов найти ответ.

С.Г. – Можно ли разделять искусство на религиозное и мирское? И должен ли писатель, исповедующий христианство, в своих произведениях обращать читателя в веру?

О.Ч. – Я бы не сказала, что «должен» – меня от любого «должен» в религиозной области изрядно тошнит. Чаще всего, когда человек находит Бога для себя, он сам хочет поделиться находкой со всем миром, а у писателя для этого есть средство.

Конечно, искусство разделяется на религиозное и мирское – религиозное обращено к Богу, мирское – к людям.

С.Г. – Ну а в общем, христианство как миссия в творчестве по Вашему допустима? Можно ли с проецировать девиз: “развлекая поучать” на апологетику веры в литературе? И используете ли Вы в своем творчестве подобные апологетические методы?

О.Ч. – У людей, которые сознательно ставят себе задачу написать именно апологетику в художественной форме, как правило, получается фигово. Назидательно, слащаво, уныло. У меня так было, когда я пыталась этим заниматься.  Самые плохие моменты в “Сердце меча” связаны именно с этими попытками. Хорошо получается, если человек просто дышит христианством, а пишет при этом о том, что ему интересно. Взять «Семерых» (английское литературное общество, объединяющее лучших апологетов христианства 19-20-го столетия- прим. С.Г.) – Макдональда, Честертона, Льюиса, Толкиена, Уильямса, Барфилда, Сейерс – они писали апологетику как публицистику, а прозу как прозу, и у них получалось хорошо.  А когда мешаешь в кучу то и другое, получается  ерунда типа «Дети против волшебников».

С.Г. – Есть ли среди христианских авторов современности, люди, чье творчество Вам нравится и есть ли перспектива в религиозной литературе у таких жанров, как фантастика, фентези или триллер?

О.Ч. – Христианский автор современности – это как? Автор, исповедующий христианство? Или автор, который не только исповедует христианство, но и занимается апологетикой? Можно ли назвать христианским автором Дж. К Роулинг, которая шесть книг приманивала читателя рассказами про волшебство, а в седьмой выдала такой мощный христианский посыл? Дж. Р. Р. Мартина, который был воцерковленным католиком, но давно уже не ходит в церковь – и, тем не менее, так пронзительно иногда пишет о вере в своей «Саге Льда и Огня»? Сложный вопрос.

В религиозной литературе нет «перспективы у жанра». Только у Святого Духа: вот в каком жанре Он тебя застанет, в таком и выскажешься. Аминь :).

С.Г. – В свое время, Вы достаточно жестко защищали Гарри Поттера от нападок христианских консерваторов. Вы по прежнему считаете, что книги Дж. Роулинг несут позитивный посыл молодежи?

Книги Дж. Роулинг про Гарри Поттера  - это лучшее, что было написано для молодежи.
Джоан Роулинг автор “Гарри Поттера”

О.Г. – Да, абсолютно. Это лучшее, что было написано для юношества в конце 20-начале 21 века. Эта книга станет классикой.

С.Г. – Вы упомянули “мощный христианский посыл” в книге Роулинг, а какой посыл Вы адресуете своим читателям? Пытаетесь ли Вы говорить с читателями о Боге, и как это удается выразить через героев Ваших книг?

О.Ч. – Ну, конечно, пытаюсь. Но, как я уже сказала выше, в форме “а давай-ка мы с тобой, дружок, поговорим о Боге”, получается плохо.  Гораздо лучше брать героя, допустим, верующего, и протаскивать его, как Иова, через разные неурядицы, ставя перед ним мучительные вопросы.  Причем те самые, которые мучают тебя, чтобы не было готовеньких ответов и рецептов.

С.Г. – Есть ли у Вас любимые писатели среди современников?

О.Ч. – Я очень «влюбчивая ворона», кто последний – тот и любимый. В настоящий момент – Дж. Р. Р Мартин. Я практически всегда влюбляюсь в писателя, который может мне сказать что-то новое о людях.

С.Г. – Равняетесь ли Вы в своем творчестве на кого-нибудь из них?confucio.JPG1.

О.Ч. – Как говорил Конфуций, там, где есть два человека, я найду, чему поучиться.

 

С.Г. – Читая Ваш приквел к «Властелину колец» «По ту сторону рассвета», я удивлялся, откуда у Вас такое живописное описание Средиземья, по моему, даже красочнее чем у профессора? Почему так вышло? Может быть написание книги припало на время, когда в Вашей личной жизни происходили какие то большие перемены ? Может, Ваше религиозное представление в этот момент менялось? Что на самом деле вдохновило Вас на этот грандиозный фантастический и одновременно реальный мир?

О.Ч. –Ну, прежде всего, сам Профессор, конечно. Было немного обидно, что такая яркая история записана так конспективно. Ну а  больших перемен в жизни тогда не происходило, точнее, происходила всего одна перемена: обращение (в христианство- прим. С.Г.). «По ту сторону рассвета»  – это книга обращения, вот и все. А грандиозные пейзажи явились, скорее, как раз из недостатка впечатлений: я сидела дома с маленькими детьми и хотела куда-то вырваться. Неутоленная жажда путешествий выплеснулась на бумагу.

С.Г. –  В этой книге, перед читателем предстает нарочно скрытый Толкиеном религиозный мир Средиземья. Насколько оправдано, по Вашему мнению, такое раскрытие духовности и не противоречит ли эта попытка самой задумке создателя Средиземья?

Jrrt_1972_pipeО.Ч. – Толкин был вообще против чьих бы то ни было экзерсисов в его мире, тут я все злостно нарушила. Но у меня есть слабенькое оправдание: Профессор хоть и был против интерпретаций своих текстов, но при жизни относится к вопросу философски, типа «Хрен с ним».

С.Г. –  К сожалению, многие читатели  так и не рассмотрели ИДЕИ, заложенной писателем в историю о кольце всевластья. Для них не существует в изложении ни великого призвания, ни вызова судьбе, ни катарсиса, очищающего главных героев. Как Вы думаете, почему люди не могут познать всю суть грандиозного замысла Толкиена?

О.Ч. – Ну, может, не доросли или настройка у них другая. Вот мой отец, например, так и не «раскурил» Толкиена. Многие мои хорошие знакомые так и не «раскурили». Это иррационально.

С. Г. – Поясните, пожалуйста, что Вы имеете в виду?

О.Ч. – Я думаю, все просто: сегодня уже не пишут так, как писал Толкиен, в моде более динамичное повестование, более инвазивная, что ли, манера обращения с читателем. Толкиен нежно берет читателя за руку, а он уже приучен к тому,что его хатают за шиворот, и несколько теряется от такого джентльменского обхождения. “Властелин Колец” начинается с большой вводной главы “Касательно хоббитов” – я не знаю автора, который в наши дни осмелится бы начать с такого плавного и  бессюжетного, в общем, куска. Сейчас принято швырять читателя в фабулу, плыви или тони. Нежелание автора так поступать воспринимается чуть ли не как недостаток мастерства.

С.Г. –  Хотелось узнать, как изменилось Ваше мировоззрение после обращения? Ограничило ли христианство Вашу творческую фантазию или наоборот, обогатило? Может быть возникли темы, на которые Вы решили обратить внимание, а другие вопросы наоборот, решили не тревожить?

О.Ч. – У любого верующего писателя есть как минимум “плюс одна” тема. Обычно конфликты в искусстве делят на: человек против природы, человек против человека,человек  против общества, человек против самого себя,но для верующего всегда есть тема “чеовек против Бога” – мы же   конфликтуем с Богом, мы не то, что Ему надо. Конечно, наличие такого запасного конфликта, дополнительного измерения, обогащает автора.

С.Г. –  Когда писалась книга «Ваше благородие» в 1999 году об аннексии СССР (читай – Россией) Крыма, могли Вы предположить, что фантастика станет реальностью?

О.Ч. – Ну, на то время я считала, что она стала реальностью, что мы победили СССР. Что СССР возьмет реванш – и в мыслях не было.

С.Г. –  Ваши книги издавались в России, пробовали ли печататься в Украине?

О.Ч. – Э-э-э, первая публикация «Благородия», вообще-то, была в Украине, в том же «Фолио».

С.Г. – В связи с последними событиями, планируете ли Вы и дальше печататься в издательствах РФ?

О.Ч. – Пока будет война – нет. Ни на каких условиях. По достижении мира – это будет зависеть от предложения. Тут еще вопрос, выживет ли российский книжный рынок и во что он превратится?

С.Г. –  Свои произведения Вы пишите в соавторстве с писательницами из Москвы и Австралии. В Вашей компании нет разногласий на религиозной или политической почве?

О.Ч. – Абсолютно. Кстати, я сейчас работаю в соавторстве с Галиной Липатовой из Днепропетровска. Не обязательно искать коллегу за морями, лишь бы человек был хороший :).

С.Г. – Вы активно поддерживаете Украину в ее стремлении к суверенитету и независимости от РФ. Есть ли среди Ваших российских друзей и фанатов люди, думающих так же, как и Вы?

О.Ч. – Да, и на удивление много. Ради этих людей я очень хочу, чтобы в России не случилось никакой гуманитарной или экономической катастрофы.

С.Г. –  Книга «В час, когда луна взойдет», как оказалась, была не просто романом о вампирах, но социальной антиутопией. В кровососах из будущего с их политикой выживания, не сложно заметить аналогию с политическими упырями нашего современного общества. Такова была концепция книги?

О.Ч. – Естественно. Хотя одним из вдохновляющих моментов послужили «Очерки уголовного мира» Варлама Шаламова. Но упыри везде упыри.

С.Г. –  Противостояние групп сопротивления, попытка бунта против устоявшихся кровавых правил игры, напоминает назревшую в Украине революцию. Вы не собираетесь написать книгу, о революционных событиях в нашей стране?

О.Ч. – Не знаю. У меня в голове очень причудливо все трансформируется, я не уверена, что вообще смогу написать что-нибудь в реалистической манере. Но одно знаю точно: на последнюю книгу «Лунной трилогии» все эти события бросили густую тень. Возможно, Бог или судьба, если хотите, нарочно ставила мне препятствия и удерживала от работы, чтобы я пережила революционные и военные события, прочувствовала на себе и писала о том, что знаю из опыта, а не по книгам.

С.Г. – Вы побывали в Грузии, расскажите немного об этой стране Правда ли что Грузия, под управлением Саакашвили, очень поднялся уровень жизни? Если да, то почему грузины так легко расстались со своим вождем?

georgia_8
Тбилиси — самый дружелюбный и самый красивый, где каждый день встречают с молитвой, а провожают доброй улыбкой и бокалом вина.

О.Ч. – Грузия замечательная страна, и если бы я не была патриоткой Украины, я бы стала патриоткой Грузии. Я вообще хочу туда вернуться, там хорошо моим несчастным бронхам.

Насчет «очень поднялся уровень жизни» – этого сказать нельзя. Он поднялся по отношению к прежнему грузинскому, но если сравнивать с Украиной, то временами чувствуешь себя так, будто провалился в 90-е. Например, в Зугдиди. Город-базар, при этом довольно обшарпанный. Кутаиси уже в новом тысячелетии, но где-то в его начале. Тбилиси старается быть Европой, но там неописуемо грязно, я думала, днепропетровского человека замусоренными улицами не удивить, ан нет.

Саакашвили развязал людям руки и ноги, но идти по дороге нужно самим, и многим это показалось тяжело. Поэтому в Грузии сейчас правит местный аналог «Партии регионов», партия «Грузинская мечта». Те грузины, кого я знаю, ругали ее, но я успела узнать не так уж много грузин. Вообще, там настроение как у нас в 2010 – «а, кого ни выбирай, ничего не изменится».

Но для сванов, как мне рассказывали, изменилось многое. При Саакашвили  в Сванети появились приемлемые дороги, мобильная связь – это сделало регион привлекательным для туристов. В Местиа построили новые дома, гостиницы, покончили с бандитизмом, полиция держит всех в страхе Божьем, поэтому пеший туризм в Сванети очень популярен и безопасен. Ну, не опасней, чем в Украине. В каждой деревне можно переночевать и поесть за разумные деньги, открываются горнолыжные курорты, заработал опять маленький аэропортик – а это все рабочие места, это все повышает уровень жизни.

С.Г. – Политика, наверное, задевает всех людей.  Но как по Вашему, должен себя вести верующий человек в Украине по отношению к революции, выборам, войне?

О.Ч. – Мне кажется, сейчас самое время вспомнить Матфея 25:31-46. Потому что сейчас множеству людей необходима  помощь именно этого рода, самой земной, деятельной: беженцы, солдаты, люди на оккупированных территориях нуждаются в пище, лекарствах, одежде, простом внимании. Я преклоняюсь перед подвигом донецких христиан, которые в условиях жесточайших гонений собирают и распространяют гуманитарную помощь,  Сергеем Косяком и его соратниками. Героям слава!

С.Г. – Ну и расскажите нам пожалуйста о своих литературных планах на ближайшее будущее?

О.Ч. – Довести до публикации цикл рассказов «Хотите об этом поговорить» – о психотерапевте, которая работает со всякими сверхъестественными существами вроде призраков, оборотней, вампиров. Мы пишем его с Галиной Липатовой, три рассказа уже закончено, два распланировано, осталось сесть и написать – а мы никак не соберемся это сделать.

Затем – довести до публикабельного состояния дилогию «Сердце меча/Мятежный дом». Ну и продолжать «Луну», до победного конца.

С.Г. – Спасибо за интервью.

Интервью подготовил Сергей Грищук, член Ассоциации “Новомедиа”, соб.кор газеты “Для Тебя”.

  • admin

    1