Блог со словами, которые ободряют.
Для тех, кого интересуют принципы, меняющие жизнь к лучшему. Основано на Слове Божьем. 

Узнай много нового о Священном Писании

Узнай много нового о Священном Писании


Как повлияла протестантская трудовая этика на западную экономику и благотворительность?

472

Сегодня как никогда мы находимся перед осознанием того, что с нашей трудовой этикой что-то не так. Наши стандарты в отношении работы имеют советский привкус, приправленный восточным православным сознанием, где ценность человека всегда уступала место обществу. И конечно мы ищем лучшие варианты на Западе, ведь на Востоке мы уже искали и ничего интересного не нашли… Тем более конфликт с «братским» народом привнес всякое отторжение ко всему нашему историческому наследию последних трехсот лет.

И здесь вопрос. Что же мы можем почерпнуть на Западе? Чему поучиться у Европы и Северной Америки в отношении трудовой этики? Первое что бросается в глаза, это приверженность к не совсем понятной для нас протестантской трудовой этике, которая по мнению Макса Вебера и стала внутренней причиной процветания Европейских стран. Так как украинское общество традиционно считается православным, никто не замечал важности протестантской трудовой этики, так как украинцев протестантов всего от 3 до 5%, а скандалы вокруг неопротестантских общин харизматического толка отбивают охоту у православных и светских украинцев рассматривать протестантизм, как путь к светлому будущему. Тем не менее, желание жить по-европейски или по-американски, заставляет нас задумываться, почему там лучше? А для этого необходимо изучить их мировоззрение, чтобы в итоге увидеть необходимые предпосылки их успеха.

Протестантская этика начинает свою историю со времен западноевропейской реформации XVI века, которой исполняется в этом году 500 лет. Реформация в Западной Европе отличалась своей сложностью и неоднородностью, а ее цели далеко выходили за рамки преобразования доктрины Церкви. Действительно, реформация коснулась не только церковной, религиозной и теологической жизни, она преобразовала и социальную, политическую и экономическую стороны жизни тех стран, где она происходила.

Все началось с немецкого монаха Мартина Лютера, который в 1517 года прибил «95 тезисов» обличающих индульгенции, к воротам церкви в Виттенберге, в которой был священником

Все началось с немецкого монаха Мартина Лютера, который в 1517 года прибил «95 тезисов» обличающих индульгенции, к воротам церкви в Виттенберге, в которой был священником. Он же заявил, что «труд доярки ничуть не хуже труда священника» и тем самым ликвидировал разделение труда на святое и грешное, духовное и земное, подразумевая, что в сфере труда уже нет четкой границы между священным и профанным. Соответственно, трудовая этика приобретает другой характер. По Лютеру, «гражданские профессии, скромная деятельность в доме и во дворе, в предприятии  и должности, рассматриваются не как отвлекающие от неба, но как действительно духовное занятие». Но в нашем украинском православном контексте, который находится под влиянием древнегреческой философской мысли, у которых работа считалась проклятием, как об этом пишет Тимоти Келлер в своей книге «Зачем работать. Великие библейские истины о вашем деле», и соответственно  сложилось устойчивое мнение – что труд, не добродетель, что работа, это неизбежное зло, а значит на нее нет смысла тратить все свои силы! Ведь на небесах мы уже не будем работать, говорят некоторые христиане. А многие даже процитируют текст из Евангелия от Марка 1 гл. 18 стих, где говорится, что когда Иисус призвал учеников, – «они тотчас, оставив свои сети, последовали за Ним» и больше к ним в принципе не возвращались. Соответственно, православные страны не отличаются особым экономическим подъемом и высоким социальным уровнем защищенности своих граждан.

Протестанты, если смотреть в историю, не смотря на свои отличия в мировоззрении и определенную неудобность, всегда были необходимыми для развития экономики. Так прусскому «королю–солдату» Фридриху Вильгельму I (XVIII в.), приходилось мириться с пребыванием меннонитов в Восточной Пруссии, несмотря на их категорический отказ от военной службы, меннониты тогда были главной опорой прусской промышленности.

“Церковная набожность, непринятие мира и аскетизм, совершенно не мешают вести капиталистическое предпринимательство и бизнес, а общество имеющее большую долю приверженцев Реформации, оказывается способным создать более развитую экономику” (Макс Вебер)

Еще в начале ХХ века, немецкий социолог Макс Вебер в своем фундаментальном труде «Протестантская этика и дух капитализма» написанный им еще в 1905 г., пытался проанализировать влияние протестантизма на формирование капиталистических отношений. В этой книге автор поднимает вопросы влияния религиозного догмата на хозяйственный уклад социума и затем его воздействие на структуру общества.

Труд Макса Вебера по «Протестантской этике» стал наиболее популярной его работой. В этой книге Вебер говорит о том, что этическая система кальвинизма как одной из деноминаций протестантизма стала причиной смены экономического центра Европы и перехода от католических французских, испанских и итальянских городов в протестантские нидерландские, английские, шотландские и немецкие города.

Он заметил, что кальвинизм (реформатская вера), способствует позитивному развитию общества. В своей книге он рассуждает, что церковная набожность, непринятие мира и аскетизм, совершенно не мешают вести капиталистическое предпринимательство и бизнес, а общество имеющее большую долю приверженцев Реформации, оказывается способным  создать более развитую экономику. Протестантизм нацеливал людей на ответственное отношение к труду. Ведь труд, по мнению реформаторов, является служением Богу.

Что же предполагала протестантская этика?  Протестанты считали, что лучшим способом получения внутренней уверенности в спасении был неутомимый труд в рамках своей профессии, который развеивает любые религиозные сомнения и дает уверенность в избранности к спасению.

Иен Барбур в своей книге «Этика в век технологии», в разделе «человеческие ценности» говорит, – что «на ранних этапах протестантская этика проповедовала бережливость и усердный труд, и сочетание их нередко вело к финансовому успеху». В общем-то суть протестантского капитализма как раз в том, что ты накапливаешь состояние для того, чтобы его затем вложить в расширяющееся дело, при этом оставаясь аскетом, не реализовывая свое богатство в роскошной жизни. В итоге, это приводило не только к росту экономики, но также к развитию благотворительности и образования, потому что протестантская аскеза была связана на прямую с изучением Библии, которая осуждала «гедонизм» и поощряла милосердие.

Суть протестантского капитализма как раз в том, что ты накапливаешь состояние для того, чтобы его затем вложить в расширяющееся дело, при этом оставаясь аскетом, не реализовывая свое богатство в роскошной жизни

Макс Вебер указал, что погоня за благосостоянием у протестантов не считалась признаком греховной жадности или честолюбия. Он обратил внимание, что протестанты по-новому относились к богатству и этот подход был аскетическим. Вебер называл это новым «духом капитализма», подчёркивая его нематериальный характер и не склонность к гедонизму. В чем же причина такого подхода? Это связано с тем, что в протестантизме спасение не зависит от дел, а приобретение капитала не считалось угрозой спасению. Капитал следовало приумножить, а не тратить.

Точка зрения Вебера подтверждается анализом современных протестантских общин в Латинской Америке (где миллионы людей за последние 20 лет перешли из католицизма в протестантизм). Как показывают исследования, ставшие протестантами, люди из бедных слоёв поднимают свой жизненный уровень быстрее, чем католики.

По мнению Макса Вебера, кальвинистская идея о предопределении, придавала им уверенность в спасении и  не влияла негативно на их мирскую деятельность. То есть они занимались бизнесом и приумножением капитала без зазрения совести, при условии, что их капитал приобретался приемлемыми способами и не тратился расточительно.

У нас все по-другому… Такое впечатление, что труд это наказание и неизбежное зло, а если тебе удалось разбогатеть, то только из-за соображений роскошной жизни. А иначе зачем? Чтобы помогать и вкладывать в образование? Ни в коем случае… Поэтому у нас и разрыв с преуспевающим Западом. Поэтому неудивительно, что серьезные перемены в нашей стране настолько медленны, что кажутся незаметными. Ведь мало кто рассматривает накопление капитала с точки зрения «протестантского аскетизма».

Протестантская этика может показаться трудной для нас, ведь трудиться чтобы помогать другому и не привязываться к богатству, кажутся недостижимыми для украинцев.

Протестантская этика может показаться трудной для нас, ведь трудиться чтобы помогать другому и не привязываться к богатству, кажутся недостижимыми для украинцев. Но с другой стороны, протестантизм акцентирующий внимание на качественном труде, не является чем-то чуждым для нас. Мы ведь любим трудиться и делать все качественно! Это всегда отличало украинцев от представителей других славянских народов. Просто нужно добавить мотивационный фактор и ответить на один вопрос – для чего мы это делаем? А затем остаться на позитиве, желая добра не только себе и своей семье, но и каждому жителю своей страны.

Автор статьи:

Константин Тетерятников, координатор «Школы без стен» в Украине, исследовательский проект “Re-vision” «Миссия Евразия». Аспирант богословия в Национальном педагогическом университете имени Н.П. Драгоманова, Киев; магистр религиоведения (Национальный университет Острожская Академия, 2012 г.), магистр служения (Киевская богословская семинария, 2003 г.). Женат. Воспитывает 12 детей, 9 из которых приемные.

Контакты: konstt@missioneurasia.org

Подпишись, получай свежее ободрение прямо на свой почтовый ящик